Новогодний миллиард: как сорвать джекпот «русского лото»

Два принципа розыгрыша джекпота в русском лото

Каковы шансы выиграть

Статистики шутят, что вероятность быть сбитым машиной по
пути за лотерейным билетом выше, чем вероятность выигрыша в эту лотерею.
Действительно, угадать необходимое количество нужных чисел для максимального выигрыша
очень сложно, однако математическая вероятность остается.

Чтобы получить главный приз нужно угадать указанное
количество чисел из игрового поля. Например, для Гослото «5 из 36» необходимо
угадать шесть чисел из 45. По вероятности выиграть джекпот эта лотерея весьма
привлекательна — шансы 1 к 376 992. Далее следует лотерея Гослото «6 из 45»,
в которой шансы 1 на 8 миллионов комбинаций.

В Гослото «7 из 49» шансы на джекпот 1 к 85 900 584.
Шансы на выигрыш суперприза в Гослото «4 из 20» — 1 к 23 474 025. В пришедшем
из Советского Союза Спортлото «6 из 49» вероятность сорвать куш составляет 1 к 13
983 816. Чтобы получить джекпот в «Жилищной лотерее», потребуется
настоящая удача, здесь шансы — 1 к 381 миллиарду.

На сегодня крупнейший в российской истории выигрыш на счету жительницы
села Панино Воронежской области, в ноябре 2017 года она выиграла джекпот «Русского
лото» в размере 506 миллионов рублей. 1 января 2019 года «Русское лото» разыграло
миллиард рублей — по 500 миллионов получили водитель из Екатеринбурга и слесарь
из Санкт-Петербурга.

Исторический розыгрыш

Директор библиотеки Конгресса США Эйнсуорт Рэнд Споффорд — первый исследователь истории американских лотерей. Фото: Library of Congress

Всеми имеющимися сведениями по истории вопроса мы обязаны издателю и шестому по счету директору библиотеки Конгресса США Эйнсуорту Рэнду Споффорду, который в конце XIX века заинтересовался феноменом американских лотерей. Споффорд много часов провел в архивах, просматривая подшивки старых газет, где искал любые упоминания об этой организованной азартной игре. Самая ранняя публикация о лотерее на территории Америки датируется 23 февраля 1720 года. В номере еженедельной газеты American Weekly Mercury, выходившей в Филадельфии в 1719–1749 годах, Споффорд нашел заметку основателя издания Эндрю Брэдфорда.

«Для того чтобы стать владельцем новенького кирпичного дома на углу улиц Третьей и Арк, писал Брэдфорд, необходимо купить 350 лотерейных билетов по 20 шиллингов за штуку». (Перекресток в Филадельфии сохранился, но того кирпичного дома, конечно, уже нет.)

Фактически, однако, первой считается лотерея, состоявшаяся веком ранее. Формально она была английской, потому что проводилась на Туманном Альбионе, но деньги от нее ушли в Америку. Дело было так. В 1612 году Виргинская компания, акционерное общество, созданное в начале XVI столетия для колонизации Северной Америки, оказалась на грани банкротства. Жители первого английского поселения в Новом Свете, Джеймстауна, названного в честь тогдашнего английского короля Якова I (имя James с английского переводится и как Иаков, и как Джеймс), находились на грани голодной смерти. Король разрешил компании проводить лотереи для финансирования, как сейчас бы сказали, североамериканского проекта. О первой и было объявлено летом 1612 года. На деньги, полученные от продажи лотерейных билетов, казначей компании, капитан Джон Смит, закупал припасы и провиант для жителей Джеймстауна. Розыгрыш проводился в специально сооруженном недалеко от собора Св. Павла павильоне — Лотерейном доме.

Доход первой «американской» лотереи, которую провели в Англии, пошел в пользу первопоселенцев. Фото: Granger/DIOMEDIA

История (вернее, английский историк и антиквар Джон Стоу, описавший эти события в своей «Хронике») сохранила имя победителя. Сведений о нем немного: Томас Шарплисс, уроженец Лондона, по профессии был портным. Известен также размер выигрыша: Шарплиссу досталось около 1000 фунтов, целое состояние по тем временам. Два приза поменьше получили церкви.

Колонисты были спасены, а организаторы — разочарованы: им удалось продать лишь 29 тыс. лотерейных билетов, стоивших по 2 шиллинга и 6 пенсов. Нереализованными остались почти 60 тыс. билетов. Виргинская компания провела еще несколько лотерей. Однако, несмотря на ловкий рекламный ход — утверждение, что лотерея вполне богоугодное дело, потому что благодаря ей североамериканские дикари познакомятся с благами цивилизации,— остальные оказались еще менее успешными. Виновата во многом политика.

Король и парламент в те времена сильно враждовали: корона постоянно нуждалась в средствах, которые парламент выделял крайне неохотно, и монархи искали новые источники финансирования. Одним из них и стали лотереи. Законодателей возмущало, что Яков I проводит розыгрыши без их согласия. Кроме самоуправства короля у противников лотерей Виргинской компании был еще один веский довод: американские лотереи выводили столь нужные в королевстве деньги за его пределы. В 1621-м парламент запретил Виргинской компании проводить розыгрыши, а еще через три года лишил ее патента на управление областью. Так Виргиния стала английской колонией, но деньгами от лотерей она по-прежнему не гнушалась.

Оцените статью